Формулярный процесс в римском праве

Формулярный процесс в римском праве пришел на смену легисакционному процессу.

Потребность в новом судопроизводстве возникла в связи с расширением экономических отношений Древнего Рима, с вовлечением в них неграждан Рима, в связи с чем возникло большое количество имущественных споров, разрешение которых на базе архаичного законодательства было затруднено. Поэтому требовался новый, более гибкий процесс.

Считается, что формулярный процесс возник во II в. до н.э. (примерно между 149 г. и 126 г. до Р. Х.) на основании закона Эбуция и двух законов Юлия.

Основное отличие формулярного процесса (actiones per formulas) заключал­ось в том, что в процесс вводилась фигура претора, который должен был составить формулу (отсюда и название процесса).

Претор уяснял юридическую сущность спора, т.е. он выступал одновременно и в роли юриста, и роли представителя высшего правового надзора, и излагал ее в специальной записке, адресованной судье – formula.

Составление фор­мулы – юридического предписания для судьи – было целью первой ста­дии процесса при формулярном производстве дела по частным искам и основанием судоговорения во второй стадии.

Структура формулы в формулярном процессе.

Формула начиналась назначением судьи (номинация – nominatio), который должен был рассматривать данное дело.

Пример номинации: «Это Октавиус Джудекс».

Таким образом, властным решение претора пресекалась возможность свободного выбора судьи в дальнейшем.

Формула претора состояла из 4 основных частей, соответствующих последовательной организации судебного процесса:

1) интенция (intention) – упрощенное изложение исковой претензии (сути и предмета спора), с указанием сторон спора – истца и ответчика, поручителей (если они были).

Пример интенции: «Если окажется, что раб Стих принадлежит Авлу Агерию о праву квиритов».

2) демонстрация (demonstration) – краткое перечисление фактов и обстоятельств дела (составлялось в соответствии с законодательством);

3) кондемнация (condemnation) – поручение судье, где ему предлагались вари­анты его процессуальных решений в общем виде;

Пример кондемнации: «…Судья, присуди Нумерия Негидия уплатить Авлу Агерию 10 000 сестерций. Если же долга за Нумерием Негидием не окажется, то оправдай».

4) адъюдикация (adjudication) – поручение, в котором судье предписывалось передать определенную вещь (уплатить за нее) одной из сторон спора или третьему лицу (касалось вещного права, например, по спорам о наследстве, о купле-продаже краденой вещи и т.п.).

Обязательной частью формулы было только интенция (intention) – “без претензии истца нет и иска”.

Помимо основных частей формулы, в зависимости от обстоятельств конкретного дела, также могли присутствовать:

  • эксцепция (exceptio) – протест, заявление суду от имени ответчика, когда он ссылался на фактические обстоятельства или правовые нормы, препятствующие иску;
  • прескрипция (praescriptio) – оговорка о каких-либо важных особенностях, предшествующих рассмотрению дела по существу (например, если истец заявлял, что хочет получить только часть исковых требований, а ответчик – что рассмотрение дела невозможно до разрешения такого-то вопроса).

Как и в легисакционном процессе, формулярное судопроизводство делилось на две стадииin jure и in judicio.

На стадии in jure происходил непосредственно процесс составления формулы претором, который выслушивал обе стороны спора. Истец обеспечивал вызов в суд ответчика. За неявку сторон назначался штраф. Однако в конце стадии in iure претор составлял формулу иска и в присутствии свидетелей передавал ее истцу, а тот ответчику.

Безусловно, составление претором формулы значительно упрощало судебный процесс. Она становилась своего рода договором между сторонами, которые стороны обязывались соблюдать. В связи с этим:

  • составление формулы означало ее нахождение в неизменном виде на всем протяжении процесса – истец и ответчик не могли приводить новых доводов, как фактического, так и юридического содержания;
  • исключалась возможность повторного иска по тому же делу с теми же или сходными тре­бованиями – “ne bis de eadem re sit action”.

На второй стадии процесса – in judicio – происходило непосредственное рассмотрение спора:

  • спор рассматривала коллегия из профессиональных судей;
  • рассмотрение дела должно было произойти не позднее 18 месяцев после составления фор­мулы.
  • стороны пользовались абсолютно равными правами;
  • доказательствами по делу могли быть показания свидетелей, осмотр на месте, осмотр вещи и т.п. Чтобы подтвердить отдельные факты суд мог обязать одну из сторон дать присягу;
  • судья считался как бы творцом нового правоотношения между сторонами, следуя первоначальному предписанию формулы, закреплял ее предписания конкретным судебным постановлением, выступая в роли судьи-арбитра (judices arbitri);
  • судебное решение не подлежало обжалованию.

Появилась специальная дополнительная стадия – исполнение судебного решения, для которого сторонам давалось 30 дней. Если сторона добровольно не исполняла судебное решение, то оно исполнялось принудительно в виде специально регламентированных процедур – executio.

Формулярный процесс в римском праве имел важное значение, став более прогрессивной и гибкой формой судопроизводства.

Только представьте, если бы сейчас гражданский процесс происходил с участием независимого профессионального юриста, который бы до судебных заседаний, заслушивая претензии истца и ответчика, анализируя фактические обстоятельства дела и доказательства, представленные сторонами, составлял для судьи краткое изложение сути спора со всеми ссылками на нормы права, предлагая конкретные варианты разрешения спора.

Значение формулярного процесса в римском праве заключалось в следующем:

  • судебный процесс стал более объективным;
  • упрощение рассмотрение споров вследствие составления формулы претором позволило рассматривать гораздо больше исков;
  • были сбалансировали общественные интересы, в т.ч. поскольку судебные споры стали рассматриваться не только между гражданами Рима;
  • отдельные положения преторской формулы и формулярного процесса были заимствованы в судебные системы стран Западной Европы, что положило начало не только развитию судопроизводства, но и институту гражданского права.